Новости 15.08.2018 15:09
 
Made4U - последние новости



Ёпрст!

Новости » Политика » Коммунистический бастион поддался на искушения капитализма

Коммунистический бастион поддался на искушения капитализмаСеверная Корея – в лучших социалистических традициях – взрывает атомные заряды и отправляет ракеты на орбиту, хотя по-прежнему не может прокормить население. Тем не менее, с приходом к власти молодого Кима появились надежды на перемены. Прекращение самоизоляции КНДР и практически неизбежное затем воссоединение Корейского полуострова становятся реальной перспективой. И эти перемены могут дать мощный толчок развитию восточной части России. В минувший вторник Северная Корея провела очередное ядерное испытание (третье по счету в своей истории) и заявила, что осуществит еще два, если противник (то есть, США) не перестанет "враждебно относиться" к ней. А в декабре прошлого года КНДР запустила в космос собственный спутник при помощи своей же ракеты-носителя, что вызвало новое обострение напряженности в отношениях Пхеньяна с Сеулом, Токио и Вашингтоном. Ведь от космической ракеты, несущей на орбиту спутник, недалеко до межконтинентальной баллистической, несущей ядерный заряд. При этом другая сторона северокорейской реальности состоит в том, что экономика КНДР находится в некоем замороженном состоянии, обслуживая, главным образом, нужды армии. В этом заключается суть корейской идеологии "сонгун" – "армия на первом месте". Так оно и есть: по численности вооруженных сил Северная Корея вдвое превосходит Южную, а по количеству артиллерийских орудий занимает первое место в мире. Правда при этом ВВП в расчете на душу населения в Северной Корее составляет всего $1800 (197-е местно в мире), тогда как в Южной этот показатель превышает $31 тыс. (41-е место). Нехватка продовольствия и дефицит промтоваров давно стали неотъемлемой частью экономической действительности КНДР. Особенно с тех пор, как прекратил существование ее главный спонсор – СССР. В 90-е годы от голода умерли сотни тысяч северокорейцев, но часть средств, предоставленных тогда международным сообществом в качестве гуманитарной помощи, Пхеньян потратил на закупку вооружений. С приходом к власти Ким Чен Ына в социально-экономической жизни КНДР, вроде бы, ничего не поменялось. Да и не могло: всесильную военную верхушку вполне устраивает нынешнее положение дел. Однако "ветер перемен" все же чувствуется. Во-первых, северокорейский правитель молод, он учился в Европе и прекрасно сознает ущербность северокорейской экономической модели. Его заявления позволяют предположить, что он хотел бы что-то поменять. Во-вторых, население страны всеми правдами и неправдами постепенно получает доступ к информации из-за рубежа. Например, счет обладателям сотовых телефонов в КНДР (подключенных к зарубежным сетям) уже идет на тысячи, хотя мобильники в стране строжайше запрещены. А южные соседи пользуются весьма оригинальным способом "просвещения" северян: привязывают к воздушным шарам флешки с новостными программами и телесериалами и запускают их через демилитаризованную зону. Так что рано или поздно северокорейцы окончательно просветятся и перестанут удовлетворяться своим рабским состоянием. С мощного "дуновения" начался этот год: в январе Ким Чен Ын заявил, что рассчитывает на улучшение отношений с Южной Кореей и на прогресс в деле объединения. Тогда же КНДР посетила американская делегация, в состав которой входил председатель совета директоров Google Эрик Шмидт. Надо думать, он был приглашен неспроста, хотя гуглить простым корейцам будет разрешено, по-видимому, еще нескоро: в стране действует лишь местный интранет, да и то – исключительно для избранных. Наконец, в-третьих, развивается "инфраструктура сближения" КНДР с внешним миром: оживают особые экономические зоны, где иностранные компании размещают свои производства, намечены к реализации транспортные проекты. В частности, Пхеньян принялся целенаправленно развивать созданную еще в 1991 г. особую экономическую зону (ОЭЗ) Расон (Раджин-Сонбон), которая граничит с китайской провинцией Цзилинь и с российским Приморским краем. Теперь ее решено сделать крупнейшим центром торговли и транзита в Северо-восточной Азии. Оба соседа Северной Кореи активно участвуют в этом проекте: Китай инвестирует в производство, Россия модернизирует железнодорожную ветку к порту Раджин и сооружает там грузовой терминал. В перспективе планируется соединить эту ветку с Транссибом и восстановить всю транскорейскую железнодорожную магистраль, которая по понятным причинам не работает уже более полувека. Много лет вынашивается также проект строительства транскорейского газопровода – для поставок российского газа. В конце прошлого лета в ОЭЗ Расон состоялась первая международная промышленная ярмарка с участием России, Китая, Австралии, Италии, США и Тайваня. Зарубежных инвесторов привлекает наличие в КНДР дешевой и достаточно квалифицированной рабочей силы, а также серьезные налоговые льготы в особой экономической зоне. Существуют проекты и близ южной границы КНДР. Нельзя сказать, что общение двух Корей до сих пор сводилось только к взаимным ультиматумам и обвинениям. Экономические связи стали возрождаться еще при Ким Чен Ире. Так, в конце 2004 г. в 10 км к северу от демилитаризованной зоны был создан совместный промышленный парк Кэсон. На предприятиях, открытых там южнокорейскими компаниями, сейчас трудятся около 50 тысяч северокорейских рабочих, обеспечивая своим семьям почти немыслимый по местным меркам достаток, а работодателям – снижение издержек на рабочую силу. Действует также международный курорт Кеумган – правда, он не пользуется особой популярностью у туристов. Этот год может стать для Северной Кореи прорывным. Зарубежные партнеры и даже оппоненты настроены весьма благожелательно к ее молодому руководителю, ключевые международные проекты (транскорейский газопровод и железная дорога) готовы к реализации. Практически все в этой ситуации зависит от выбора Пхеньяна: пойти по пути дальнейшей конфронтации или сотрудничества. Последний вариант был бы чрезвычайно выгоден и России: восстановление внешнеэкономических связей КНДР и транскорейских отношений дало бы импульс развитию Дальнего Востока. Открылись бы новые рынки, появились промышленные заказы и транзитные маршруты, уменьшилось влияние Китая. Глядишь, и Пекин стал бы сговорчивее в вопросе о цене на газ (сейчас из-за этого тормозится реализация двусторонних газопроводных проектов). Однако и Китай имеет на севере Корейского полуострова свои интересы. Ему нужна не только дешевая рабочая сила, но и выход к морю на северо-востоке. Прошлой осенью Пекин и Пхеньян подписали соглашение о создании "Фонда инвестиций в Корею" в размере 3 млрд юаней, которые будут направляться, главным образом, в добычу полезных ископаемых, а также в строительство в КНДР скоростной железной дороги, пятизвездочных гостиниц, жилья и инфраструктуры. При этом Пекин не очень-то жаждет "открытия" КНДР и тем более объединения Корей: это лишило бы его нынешнего влияния на Пхеньян и значительно усилило бы конкурента – Сеул. В этом смысле Пекину выгоднее сохранять разделение полуострова, пусть это и небезопасно. А КНДР при нынешнем раскладе просто вынуждена быть союзницей Китая: Пекин поддерживает одиозный режим, используя его как "страшилку" для Запада. Так что Корейский полуостров еще долго будут разыгрывать как карту в большой игре.

Опубликовано: 14.02.2013 05:30


---------

© made4u.ru, 2007 - 2018